Интервью с Милой Вигдоровой.

4 апреля 2009 г. в школе «Provincia tango» прошел мастер-класс по аргентинскому танго Милы Вигдоровой и Даниэля Туэро по технике танго. На милонге вечером Мила любезно согласилась побеседовать о культуре танго и своем отношении к танцу.

Петр: Расскажи, пожалуйста, как ты пришла в танго?

Мила: Это было случайно, многие пришли в танго случайно. Как-то услышала музыку, и захотелось под нее потанцевать. Я представляла танго как загадочное явление, со всеми мифами которые вокруг него существуют.

Петр: Ты неоднократно бывала на родине танго в Буэнос-Айресе, скажи, какие у тебя были впечатления от его первого посещения и изменились ли они потом?

Мила: Первый раз, когда я приехала в 2003 г., это было как в сказке. Исполнилась мечта - лететь так далеко, через океан. Все говорили, куда ты едешь, это опасно, ни слова по-испански не понимаешь, никого не знаешь. Но это был восторг. Все партнеры тогда казались замечательными. Когда приехала второй раз, это было еще лучше. Ассоциации с семьей. Тебя встречают, радуются, узнают, на милонгах - знакомые лица. С каждым разом узнаешь БА больше во всех отношениях. Конечно, с каждым приездом бывает так, что ты уже выбираешь, с кем хочешь танцевать больше, а с кем меньше. Круг партнеров все уменьшается, меньше сюрпризов, приобретается определенная специфика.

Петр: А какие-либо негативные моменты присутствуют?

Мила: Есть определенный снобизм в некоторых кругах, и группах, я танцую с тем кругом и не танцую с другим. Но вообще ты найдешь там самые разные стили и мотивации в танго. А если кто-то говорит, что я танцую как в БА, - это ерунда, то есть, нет одного танго, даже в БА, тем более в БА. Любой может найти там то, что ему близко.

Петр: Какие милонги тебе нравится?

Мила: Все зависит от настроения. Если что-то подинамичнее и хочется повеселиться, то - молодежные, как, например, La Viruta, Малькольм или практика Х. Если насладиться музыкой и объятием, то - более традиционные, как El Beso. Есть еще третий тип милонг, для туристов, там смешанная публика- Nino Bien, например.

Петр: Что для тебя «хороший партнер»?

Мила: Хороший партнер тот, кто танцует со мной, имеет внутренний контакт, играет с музыкой, танцует не ради того, чтобы после меня другая с ним потанцевала, или чтобы показать себя. Он может, конечно, "помахать ногами", но для выразительности, а не для понта.

Петр: Известно, что на милонгах в БА часто после танго приглашают кофе попить, кодовая фраза для продолжения вечера наедине. У тебя такое было?

Мила: Это явление частое. Это люди, у которых такой стиль жизни, найти себе девушку на ночь на милонге. Для них такой объем танго-туризма - манна небесная. Но даже для таких людей - стоит три раза потанцевать, и если ничего не произошло, то тебя уже воспринимают по другому, уже танцуешь с этим партнером как с другом, без "кофейного" подтекста.

Петр: Были ли у тебя периоды, когда происходила некая ломка по отношению к танцеванию и технике, и есть ли какие-либо периоды, когда танцор выходит на какой-то новый уровень?

Мила: Это у всех бывает, кругами даже, то кажется - ты все можешь, то кажется, что танцевать не умеешь и до горизонта не добраться. Первая такая важная дата - это три года, когда считаешь, что все умеешь и знаешь. Некоторые танцоры на этом останавливаются и дальше не идут. Вообще, танго развивается вместе с тобой и с твоей собственной историей. Это бесконечный поиск, поэтому горизонта не достичь никогда, тем оно и интересно.

Петр: То есть с Густаво Навэйра ты согласна, он говорит, что и он сам еще в пути познания танго.

Мила: Ну да, бросить танго я никогда не хотела в связи с этим, даже в моменты кризиса, когда казалось, что снова нужно переучиваться, мне нравится, что я все время нахожу в нем новое.

Петр: Как ты относишься к тому, что на милонгах женщина хочет танцевать, а ее не приглашают и она «киснет» и так далее.

Мила: Есть, конечно, милонги хорошие и плохие, по настроению. Конечно, ты приходишь с определенными ожиданиями, но никогда не знаешь,  как все пройдет. Танго любит дразнить, когда чего-то ожидаешь как должного, оно тебя обламывает, наоборот, приходишь с настроением «будет как будет» - и получается волшебная милонга. Очень важно, какую энергию ты излучаешь - если ожидания завышенные, и они не оправдываются, то начинаешь злиться и киснуть. Тогда шансов точно нет - кому охота делить с тобой такой настрой?

Петр: А можно как-то выйти из плохой ситуации?

Мила: Милонга - это все же общение. Если тебя не приглашают, то сидеть и дуться одной нельзя: нужно выпить, поменять дислокацию или поболтать с другими, в общем, уйти от плохого настроя, и тогда само собой все поменяется.

Петр: А как ты считаешь, может ли женщина мужчину сама пригласить?

Мила: У меня двоякое к этому отношение. Когда женщина приглашает, это нормально. Только нужно учитывать, что мужчина может быть усталым или не в настроении в этот момент и тоже имеет право отказать. Надо, чтобы оба были готовы. Но я предпочитаю приглашать подводно, то есть работают законы привлекательности, женские секреты и хитрости.

Петр: Мила, ты можешь вспомнить, как ты первый раз потанцевала с маэстро?

Мила: Это было вообще забавно. Это было во второй приезд в БА. На милонге я увидела мужчину, который ходил с камерой, снимал шоу, вел себя супер активно. Потом он пригласил меня танцевать, и мы танцевали не одну танду, а несколько, и он все время шутил. Он мне сказал, что я хорошо танцую, я ему сказала - " спасибо, ты тоже". И только потом мне сказали, что это был Хулио Балмаседа. С Пабло Вероном тоже было интересно, когда он первый раз приехал в Санкт-Петербург, куда мы поехали большой компанией. Я как-то просто, без подобострастия с ним поболтала, подшучивала над ним, мол, как тебе, не надоело быть танго поп-звездой. Мы просто поговорили, возник человеческий контакт, и естественно потом пошли танцевать.

Петр: Ну я про Хулио Балмаседу много спрашивал и слышал, только вот не учился. А как с ним танцевать?

Мила: Нет слов, это магия. Это настолько удобно, как будто ты попала в облако, которое тебя кружит.

Петр: А вот еще на милонгах в БА хвалят старых милонгерос, что какой-нибудь дедушка, так ведет и танцует. Как ты это прокомментируешь?

Мила: Многие старички - это действительно люди, танцующие ради танго. Эти люди в музыке, в объятии, в полу, он общается с тобой, только с тобой! Тем более они - милонгерос, для них ходить на милонгу, - это стиль жизни, каждую ночь до утра.

Петр: Кто из твоих учителей тебе запомнился больше всего?

Мила: Это Корина де ля Роса и Мойра Кастежано. Последняя многому меня научила, ну и, конечно, прекрасный педагог и мастер - это Грасиэла Гонзалес.

Петр: Да к Грасиэле многие неравнодушны, ее и я считаю своим учителем, хотя семинаров ее посещал только три.

Мила: Я много раз была на ее семинаре по женским техникам. И даже после того, как вроде все наизусть знала, что она скажет, все равно что-то новое находилось. Мне близки образы, которые она использует, ее педагогика, техника. И у не есть прозвище La Brucha (колдунья).

Петр: Вот этого я не знал, как танго у Д`Арьенцо такое есть, а почему?

Мила: Во-первых из-за ее энергетики. Она как волна, все время присутствует в паре, ее невозможно "переехать". И во-вторых, как тебя только коснется, руку положит в нужном месте, ты все начинаешь делать правильно.

Петр: А вот мне как ди-джею еще и интересно, почему ты говорила, что на уроках для начинающих ставят музыку Карлоса Ди Сарли ? Для меня это было новой информацией.

Мила: Ди Сарли очень понятен, он не быстрый, и его музыка с четким ритмом и четкими фразами.

Петр: А какие оркестры ты любишь?

Мила: Это тоже зависит от настроения и от партнера. A. Troilo, O. Fresedo, C. Di Sarli.

Петр: Какие ближайшие планы на будущее, куда можно съездить для повышения уровня танцевания?

Мила: Я в последние годы много путешествую, хотя потом все равно с удовольствием возвращаюсь в Москву, всегда приятно преподавать регулярные уроки, где, в отличие от мастер-классов, можно наблюдать рост учеников. Ближайшие поездки - снова США, фестиваль в Монреале. Летом будет фестиваль в Сиракузах на Сицилии с хорошими танцорами и ди-джеями.

Петр: А что для тебя хороший DJ?       

Мила: Это тот, который не дает тебе сидеть, даже если у тебя нет сил
танцевать.

Петр: А можно ли говорить о специфике танцевания русских и иностранцев в танго?

Мила: Я против географии. Но все-таки можно сказать, что, например, в Турции и в Аргентине много в партнерах уверенности, кто-то таких называет именно «мачо», это агрессивность в хорошем смысле слова, именно мужская сила. Наверное, русским этого не всегда хватает. У нас мужчины немного боятся, и есть тенденция, что женщины их начинают «заедать» на милонгах и на занятиях.

Петр: А как ты бы оценила развитие танго в регионах?

Мила: Самым положительным образом. Недавно были в Ростове и видели, как люди растут, как хотят учиться. Это вдохновляет, и мне как преподавателю хочется больше давать, большему учить, когда чувствуется такой энтузиазм. Только в столицах танго развиваться не может, и они его не выведут дальше, эта тусовка должна разрастаться. Интерес в регионах - это как второе дыхание для танго.

Петр: Какое бы ты определение танго сформулировала?

Мила: Танго - это диалог. Неважно, в каком объятии ты танцуешь, в далеком ли в близком, главное отношение.       

Петр: Спасибо тебе большое за беседу. Я думаю это была одна из самых замечательных бесед о танго! Все очень эмоционально и здорово!

Мила: Я всегда говорю то, что думаю!

 

Беседу вел Петр Русяев

продолжается набор в группу

Приглашаем всех на занятия по танго в удобное для Вас время.

Rambler's Top100