Интервью с Рикардо Биджери

C 13 по 17 марта 2008 года в нашей школе проходили мастер-классы аргентинских танцоров Ricardo Biggeri и Soledad Larretapia, которые сейчас учат танго не только в Аргентине, но и по всему миру. Рикардо любезно согласился поделиться своими мыслями о танго.

Петр: Надо сказать, что танцор это человек единый в двух лицах, собственно преподаватель и выступающий на публике. У нас в России часто тех, кто танцует аргентинское танго, называют «тангерос». Так ли это в Буэнос-Айресе?

Рикардо: Не совсем. Разница в терминах есть. В Аргентине танцующих танго называют общим словом «милонгерос», то есть это те, кто ходит на милонги регулярно, живет танго-жизнью, а «тангеро» – это тот, кто предпочитает слушать музыку, например, Карлоса Гарделя или ту, что мы называем наследием старой гвардии (guardia vieja).

Петр: А ведь есть еще одно слово «bailarine», что оно обозначает?

Риккардо: «Вailarines» – это танцоры как правило имеющие хореографическое образование, либо очень долгое время танцевавшие классическую хореографию – балет или некоторые его виды, в общем, смешение классики с другой хореограией. Этот вид сценического танго направлен на удивление аудитории, мы это называем «танго на экспорт». К таким танцорам например относится Х.К. Копес, снимавшийся в фильме «Танго» К. Сауры. Сценические танцоры, если и ходят на милонгу, то только чтобы посмотреть, сами либо не танцуют вообще, либо мало.

Петр: А какие сейчас коллективы популярны, кто танцует шоу в аргентинском танго?

Риккардо: Их не много, могу назвать основные, состоящие из 5-6 человек и имеющие свои оркестры. Это «Tango Argentino», «Tango Passion», «Por dos», «Forevertango» и «Tanguera». Кстати Мигель Анхель Зотто стал популярен благодаря танго-колективу «Por dos», где он танцевал с Миленой Плебс.

Петр: Что вообще сейчас происходит с танго, ведь сейчас мир живет, я бы сказал, в новой волне тангомании, даже в Японии танцуют танго?

Риккардо: Танго с самого начала его появления изменялось все время. Я думаю, сейчас оно также эволюционирует под влиянием новой музыки, электронной прежде всего. Мне кажется, надо быть открытым к этим реалиям времени. Это конечно стиль нуэво, с элементами салона, либо чистый нуэво. На милонгах в Буэнос-Айресе это очень видно, куда ходит молодежь, а куда более старшее поколение. Сейчас популярно то, что делают Мариано Чичо Фрумболи, Густаво Навэйра, Пабло Верон. Они разрушили структуры, которые танцевали, смешали стили, стали экспериментировать с объятием.

Петр: А какие в этой эклектике есть положительные стороны, на твой взгляд?

Риккардо: Самое важное то, что они не ломали все хаотично. Они очень много задумывались над тем, как делать связки, которые они выдумывали. Это касается положения ног при выполнении ганчо, болео, баррид и волькад, многих типов вращения. Много времени они уделяли, рукам и, в частности, кистям рук и их роли при ведении партнерши. Они стали думать, как правильно ставить ногу, чтобы не потерялся баланс.

Петр: Что такое постура? Этот термин используют все преподаватели, когда учат танцевать танго.

Риккардо: Постура – это выстроенное для танцевания танго тело. Главное это корпус, и два его центра: верх и низ, работающие и взаимодействующие через пресс (так называемую диссоциацию), стопы и колени, и общий баланс тела (ось).

Петр: Старшее поколение предпочитает стиль близкого объятия, «милонгеро», а как мы можем проследить связь между милонгеро, салоном и нуэво на конкретных примерах?

Риккардо: Все у кого-то учились после 40 годов. Да взять, например, блестящего салонщика Хулио Балмаседа. Его отец был старый милонгеро и он многому у него научился, экспериментируя и комбинируя.

Петр: А есть ли отличительные черты между теми, кто любит музыку золотого века и электронные варианты танго в стиле поведение, может быть внешности?

Риккардо: Да, безусловно. Мы, молодое поколение, танцуем как нам удобно, в частности в майках, джинсах. А те, кто придерживается стиля милонгеро, так себя не ведет. Это люди, которые любят хорошо выглядеть. Они носят костюмы, всегда у пользуются каким-то парфюмом, носят галстуки или шейные платки, иногда носят кольца на руках. Они любят производить впечатление на окружающих. Для нашего поколения все более свободно. Я же одеваю костюм при особых случаях, да и друзья мои, например, на свадьбу (смеется).

Петр: Вот это действительно интересное культурное явление. Возвращаясь к теме эволюции и преподавателей мне бы хотелось спросить о К. Гавито. Я не одинок в своем мнении, что Гавито это человек эпохи танго, который понимал и знал его досконально. Ты можешь сказать чем отличалось его преподавание ?

Риккардо: Я знал Гавито не очень хорошо, но про него в Буэнос-Айресе говорят, что он не умер и теперь. У него училась Соледад и она говорила, что он очень много внимание уделял музыке, объятию, страсти в танце. Он учил чувствовать танго и партнера. Лучше всего ему удавалось танцевать паузы. Если говорить о системе, то он преподавал как сам понимал и чувствовал. Мне лично нравится то, что он был человек открытый для танго, мог за ночь съездить в несколько милонг. Кстати сказать, он высоко держал левую руку при танцевании, а на пальцах часто были надеты кольца.

Петр: У меня возник вопрос по поводу левой руки партнера. Кто-то днгжит ее наверху, другие, например, выставляют локоть и кисть ведут к корпусу. Почему все ее держат по-разному, от чего это зависит?

Риккардо: Я думаю, что позиция рук зависит от пространства, в котором танцуют, с точки зрения свободного места, а также это дело личного комфорта и привычки.

Петр: А что ты можешь сказать о Грасиеле Гонзалес?

Риккардо: Безусловно она стала популярна из-за своего курса по женским техникам, сейчас не могу сказать ничего более конкретного о ней. Я больше знаю Г. Навэйра.

Петр: Я слышал, что его уроки самые дорогие. Лично сам я его увидел первый раз в фильме «Уроки танго», где он снимался с П. Вероном и Ф. Саласом, видел его выступления на фестивалях в Швеции, Испнании и Италии. Навэйра танцевал с Ольгой Бессио, а затем с Г. Анн. Ты встречал его на милонгах?

Риккадо: Сейчас редко. Он очень много времени проводит в гастролях и постановках. Тем более, как он сам неоднократно говорил, ему хочется проводить больше времени с семьей и детьми. А что касается стоимости уроков, то это стоит того. Он не работает с начинающими, учит только продолжающему уровню и показывает связки, в которых есть все элементы кольгады, волькады, барриды, ганчо. Они сами по себе очень сложные. Но если смотреть его выступления, то видно, что он все делает точно в ритм, в музыку, все его движения отточены.

Петр: Ты упоминал, что Г. Навэйра, Ф. Салас и П. Верон долгое время вместе, танцевали и учили, а как потом получилось, что каждый из них стал сам по себе?

Риккардо: Да, они все представители одного танцевального поколения в танго. Чичо и Верон – это ученики Густаво Навэйра. Верон первый на долгое время уехал в Европу, затем также поступил Чичо. Если сейчас Пабло больше выступает как менеджер танцевальных проектов, то Чичо живет и работает в Париже. Заслуга хореографии Чичо в том, что он стал много времени уделять возможностям танцевания медленной музыки танго. Он во многом продолжил идеи своего учителя. У Чичо учился например Себастиан. Арсе. Кстати сказать, Салас и Чичо много времени уделяют технике. В стиле милонгеро, как мне кажется, так много не уделяли этому внимания.

Петр: Какие пары сейчас пользуются популярностью, работают в Европе, посещая фестивали, например, в Париже?

Риккардо: Таких пар достаточно много: Дана Фриголи и Пабло Виллараса, Изекеель Фарфаро и Еухения Париша (танцевала с М. Чичо Фрумболи), Эстебан Морено и Клаудиа Кодега, Хулио Балмаседа и Карина де ля Роса, Себастиан Арсе и Мариана Монтес.

Петр: Ну и, наконец, хочу спросить, что ты можешь сказать о нашей школе, о мастер-классах, есть ли у тебя какие-то пожелания?

Риккардо: Хочу сразу отметить, что все люди у вас хотят учиться, особенно девушки. Это отлично. Ты и Наталья, видно, что любите танго, делаете огромную работу для его развития. Это очень здорово. И это отлично, что ты уделяешь столько внимания музыке и культуре танго в целом. Приедешь в Аргентину, узнаешь еще больше. Мне и Соледад было очень приятно давать как индивидуальные, так и групповые уроки. Что до пожеланий, то не закрывайте вашу голову для восприятия. Причем, вам может не нравиться тот или иной танцор, но от него вы можете почерпнуть какую-то идею. Пусть это работает на тебя и сделает комфортным твое танцевание. Вы должны понимать, что танго эволюционирует. Мы же тоже часть этой эволюции.

Петр: Спасибо за беседу, желаю вам с Солелад дальнейших успехов!

Риккардо: Спасибо и вам, мы надеемся видеть вас в Буэнос-Айресе! Удачи вам в танго!

Беседу вел Петр Русяев.

продолжается набор в группу

Приглашаем всех на занятия по танго в удобное для Вас время.

Rambler's Top100